shusek (shusek) wrote,
shusek
shusek

Category:

ОККУПАЦИЯ 1942-43 гг. Взгляд изнутри. В паутине безопасности

Часть I
Часть II
Часть III

Читатели заметили: «слишком уж мягко» мы говорим об оккупантах. Так не бывает! Где, спрашивается, закатанные рукава немецкого вояки, огонь без предупреждения, ночные облавы по жилым кварталам? Ни в одном документе с той стороны ничего подобного нет. А вот, наоборот, сколько угодно: патенты кустарей, бухгалтерия, трудоустройство за границей. Цитата из редакционной статьи «Вимога до українців» газеты «Нове життя» от 4 ноября 1942 года: «...Сила, которую использует Германия в области военной, хозяйственной и духовной, может дать украинскому человеку на его жизненных просторах только прогресс…». И если следовать логике идеологов национал-социализма, с приходом цивилизованных европейцев с оружием в руках «стена между арийцами Запада и арийцами Востока упала» или вот-вот падет.


А что у нас? Память, подшитая в тома обвинения секретной директивы рейха №33408/40, больше известной как план «Барбаросса». Вот ряд выдержек: «Немецкие войска, где бы они ни были, могут прокормиться на месте», - признается основатель СА (штурмовых отрядов) Герман Геринг. Фашизм дуче Муссолини старается во всем походить на старшего брата. «Нас с хозяйкой выселили из дома. Живем в сарае, - это откровения первых недель оккупации в изложении К.Д.Кротовой, связной С.Е.Стеценко. – По селу слышна автоматная стрельба - солдаты бьют кур. Итальянцы берут все, что им необходимо: кровати, столы, стулья. Все грузят на машины». В дневнике 17-летней ворошиловградской девушки отслеживаются авансы доверия: «Красивый итальянский язык. Плавный, волшебный. По вечерам звучат песни итальянцев -призывные и нежные – сплошное чувство».

Вновь поступь кованого сапога. «Население знает, что немцы с немецкой суровостью карают и уничтожают тех, кто мешает освободительной и восстановительной работе Фюрера», - не унимается информационный орган города Ворошиловграда. «В селе (имеется в виду Ореховка, где была центральная явочная квартира подполья – авт.) рыскает карательный отряд, - читаем дальше воспоминания. – Кое-кого уже арестовали». Враг был силен и коварен. А в жестокости отморозки из итальянских спецслужб, оказывается, ничуть не уступали немцам. В частности, добиваясь признания в связях с партизанами, подозреваемую 35-летнюю Ксению Кротову, педагога по профессии, избивали палками и морили голодом. «...Матерям заключенных обычно говорили, что их родных увезли в Сталино» (Донецк), - отмечали независимые исследователи темы. – Немцы расстреливали очень скрытно».

Как совместить изображение? Однако речь об этом впереди. В марте-апреле 1943 года перед органами НКГБ и НКВД стояла непростая задача: выявить иерархию своих визави. Тем более, как сказал один из ветеранов-чекистов, профильные органы противника архивов не бросали. Здесь – выводы следствия, кроме того – кое-что из нашего собственного расследования.

«Ваффе СС» - охранные отряды нацистской партии (НСДАП) – в городе возглавлял штандартенфюрер, майор Лезенберг. Черные мундиры проявили себя уведомлением: «Все жители немецкой национальности (т.е. истинные арийцы – авт.) в Ворошиловграде в четверг 12 ноября 1942 года отмечаются с целью регистрации в СС Зихергайтполиции: Ворошиловград, ул. К. Маркса». О гестапо (ул. Шевченко, в помещении, которое до оккупации занимало облуправление НКВД – тайной государственной полиции Германии – известно больше по слухам. «Подвалы Мюллера» (куда арестованных свозили со всей области) возглавлял подполковник Розензол. При гестапо – карательные отряды, сокращенно «ГФЦ». Полевая жандармерия дислоцировалась в бывшем здании го-руправления госбанка на К.Маркса.


Еще одна знакомая по культовым фильмам организация скрыта за аббревиатурой СД (входила в структуру СС как главный орган разведки и контрразведки и подчинялась, напомним, лично рейхсфюреру Гиммлеру, он же – шеф гестапо). В материалах нет имени ворошиловградского Шелленберга, однако несомненно, что тот разделял мнение большого Вальтера, сравнившего как-то свою деятельность с обслугой подземных коммуникаций, по которым перетекают всякого рода нечистоты. И, конечно, от качества сборки и эксплуатации системы в целей напрямую зависели наземные успехи «Великой Германии». Точнее, пропагандисты с амбициями писали «Великонімеччіни» - в одно слово, что-то вроде Великобритании.

С этой целью в Ворошиловграде при СД был создан «Русский отдел службы безопасности». Руководил им П.А.Бербец, родом из западных областей, в 1937 привлекался органами НКВД, до оккупации – бухгалтер Ворошиловградского маслокомбината. Его зам – некто Милых. Отдел имел два отделения. Уголовное (или криминальное) делилось на 4 группы: по делам об убийствах, по делам о кражах и грабежах, по выявлению личностей, по борьбе с проституцией (как потенциальном разносчике вирусов, в том числе информационных). Причем, каждая группа имела 2-х следователей, каждый из них в свою очередь держал по 1-2 гласных агента. Еще одно отделение (оно почему-то в документах проходит как «4-е») занималось политическим сыском (2 следователя и 4 гласных агента). При начальнике «русского отдела» был один следователь по особым поручениям, заведующий столом приводов, секретарь, два переводчика и машинистка. Все они, включая участок референтов (или следователей) и гласных агентов, имели на связи негласную агентуру, с помощью которой выявлялись партизаны, разведчики, активисты подполья.

В документах НКВД под грифом «совершенно секретно» ряд характерных признаков подбора таких кадров. Скажем, некая Александра (все фамилии опускаем), 1925 года рождения, скомпрометировала себя связями с партизанами. Ее выследили и изолировали. После пребывания в застенках согласилась на сотрудничество со следствием. На допросе встал вопрос: честно ли она работала при Советской власти? Услышав утвердительный ответ, вербовщик предупреждал, что так же честно надо трудиться и при немцах. Иначе - «капут».

Одна из допрошенных 16 марта 1945 года оперуполномоченным УНКГБ по Пензенской области по факту гибели Надежды Фесенко, секретаря Ворошиловградского подпольного обкома ЛКСМУ... Она сидела с Надеждой в октябре 1942-го в одной камере тюрьмы, и под давлением следователя-немца показала, что Фесенко является комсомолкой и партизанкой. На имя Ворошиловградского обкома КП(б)У пришла выписка из показаний задержанной: «Даю подписку (кому – с указанием органа) в том, что я должна следить за появлением партизан и только как станет мне известно, сообщать об этом немедленно в жандармерию». На следующее утро завербованную выпустили на свободу.

Другие две девушки, 17-ти и 20 лет, чтобы избежать отправки в Германию, осенью 1942 года «изъявили желание «выявлять национальную принадлежность, круг знакомств, настроения указанного работодателем объекта. Дети и подростки (следующая группа цепочки в череде слабых звеньев) использовались за линией фронта. Ближайшая из шпионских школ с шестимесячным сроком обучения находилась в Сталино.

Деятельность 18 осужденных «агентов немецкой разведки» (Абвера – авт.) отслеживается на примере бывшего партизана-комсомольца. В июне 1942 года он со спецзаданием был заброшен в тыл к немцам. В полиции сумели развязать ему язык. В итоге - вербовка: дал письменное обязательство на сотрудничество. Группа партизан, куда он был внедрен, полностью ликвидирована в ходе карательной экспедиции. В декабре 1942 года новое задание - переброска в расположение частей Красной Армии. Разоблачен «Смершем», и по приговору суда Военного Трибунала по статье 54-1 «а» УК УССР как шпион расстрелян.

Итальянская разведка «ГПФ» имела свою тюрьму по улице Володарского – два рядом стоящих домика, обнесенных невысокой кирпичной стеной... Считавшаяся арестованной Евгения Федоровна (известная уже фигура из ближнего круга С.Е.Стеценко) предпочла заключению удобный диван в кабинете следователя. Вряд ли бы кто узнал, если бы сестры Кротовы, как мы помним, задержанные в середине августа 1942-го по подозрению в антифашистской деятельности, не стали случайными свидетелями откровенной сценки с участием вышеупомянутой особы и итальянского офицера. А крутизна наклонной плоскости известна: признание – вербовка – сотрудничество.

Хозяйственной деятельностью города, включая промотдел управы, руководили «Виртшафскомандо», в сокращении – ВИКДО 9. Аппарат состоял из 50 человек, возглавлял его офицер германской армии доктор Лидде. Одним из ее отделов являлась «ландвартшафт группе», которой в свою очередь подчинялась сельхозкомендатура. Во главе ее - немецкий офицер Крокус. У него 2 зама и 5 ответственных работников (ведали мельницами, масло- и молокозаводами, МТС, снабжением), 5 переводчиков. При них – контрразведывательные пункты (борьба с партизанами, советской агентурой, саботажем). «Зондер группу» (особую) возглавлял немец Юбингауз – 12 человек. И группа «ББ» во главе с Мейзером. Именно она ведала снабжением продуктами проживающих в Ворошиловграде лиц арийской крови, приравненных к высшей 4-й категории снабжения наравне с людьми, занятыми на тяжелых работах – это 350 г хлеба в сутки на человека. Плюс ко всему со 2 ноября для немецких семей открылась столовая на ул. Казанской (К.Маркса).

В городе функционировали 5 отделений полиции (всего – свыше 1000 человек из числа местного населения), наиболее крупные из них в народе называли «украинской жандармерией». Начальником горуправления полиции был В.И.Значковский. В заметке «На варті безпеки й охорони порядку» он писал об очищении своих рядов. Кое-кто из аппарата, по его словам, за противоправные действия привлечен к суровой ответственности, а некоторые понесли заслуженную кару - расстрел. Кстати, в период с 9 по 30 сентября 1942 года из помещения городской полиции вывезено 10 бочек неч» стот (это о количестве народа, перебывавшего там), Особые заслуги полицаев будут отмечены в главе об остарбайтерах.

В папках управы хранится один любопытный документ. Это так называемые «Наставления бургомистру» (главе районной или городской управ). Здесь 16 пунктов. Во 2-ом из них определена первейшая задача: «Организовать и наладить службу порядка, на каждые 100 человек населения один чин службы порядка (нечто среднее между бывшим ДНД и современным ППС – авт.) Отличительный признак: желто-голубая повязка на рукаве. Вооружение – холодное, колющее и рубящее оружие» (на самом деле имели при себе карабины – авт.) Документы полевой комендатуры предписывали такую ставку оплаты труда сельским полицейским: холостым – 8 руб. за смену, женатым – 18. «Больший размер оплаты не допустим. Питанием обеспечиваются как лица, работающие в интересах Немецкой Армии». При каждой-управе создавались отряды вспомогательной полиции в составе 50 человек («для защиты местности от нападений банд – люди должны быть благонадежными, оплата только по приказу коменданта»).

Несколько пунктов «Наставлений» могут быть объединены под общим заголовком «Запрещается». Это - «всякого рода собрания и демонстрации политического характера, образование новых политических партий и группировок, выходить на улицу в промежуток времени от 20 часов до 4 часов утра» и т.д. Для сельскохозяйственных районов отдельные вказивки: запрещается всякий самовольный дележ земли, скота и запасов (это прерогатива немецких властей – авт.) По части «что делать?» следующее: «Немедленно задерживать и передавать ближайшим немецким учреждениям или властям всех политических комиссаров, отбившихся от своих частей и блуждающих в округе отдельных бойцов красной армии (строчными буквами – так в документе), особенно парашютистов-большевиков в гражданской ли одежде или военной форме. А также – всем без исключения жителям данного населенного пункта вернуться к привычным для них занятиям по местам службы, ремесла и заработка. Безработных отрядить на обработку и обсеменение полей и на сбор урожая...

В делах управы Верхнетепловского района подшиты списки бывших красноармейцев – рядовых и командиров, прибывших сюда в период с 25.07 по 12.09.42 года. Из тех, кто воткнул штыки в землю, 33 ворошиловградца, большинство – рабочие завода ОР. Полевая комендатура предписывала доносить не только о своих, но и «обо всех расквартированных немецких как крупных соединениях, так и маленьких группах и одиночках» (также дотошно переписаны домашние животные: дойные коровы, куры-несушки и т.д.)

Помните, голос за кадром «17 мгновений весны»: думать, что в неразберихе войны, потоке беженцев удастся затеряться, скрыться, мог только человек наивный, незнакомый со структурой немецких органов надзора? К сожалению, донесений в центр от местного Штирлица (если таковой вообще был) в документах 1942-43 гг. не выявлено. Это наш ответ секретарю подпольного обкома С.Е.Стеценко на партийно-партизанские мечты, начинающиеся со слов «Если бы...»

(Продолжение следует)

СЕРГЕЙ ОСТАПЕНКО, ЕЛЕНА ЕРОШКИНА

 

Оккупация 1942-43 гг. Взгляд изнутри // Жизнь Луганска, 2010. - №9(1027). – С.8

Tags: Оккупация 1942-43
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments