shusek (shusek) wrote,
shusek
shusek

Category:

Эпидемии прошлого




Нынешняя эпидемия гриппа заставила меня обратиться к теме борьбы луганских врачей с эпидемиями, которые свирепствовали в городе, как и по всей стране, в первой половине двадцатого века. Ведь, как сказал кто-то из великих, прошлое нужно знать для того, чтобы понимать настоящее и предвидеть будущее.
         Сейчас мы только понаслышке знаем о таких страшных болезнях, как холера, оспа, тиф, малярия, корь, скарлатина, дифтерия, менингит. А, ведь были времена, когда эти болезни буквально косили людей, когда эпидемии уносили тысячи и тысячи жизней.

20 августа 1920 года вышло Циркулярное письмо Наркомата здравоохранения, в котором говорилось: «Мировая империалистическая бойня, связанный с ней всеобщий развал народного хозяйства и понижение бытовых условий широких масс населения явились причиной неслыханных по своим размерам эпидемий, грозящих самим устоям нашей пролетарской общественности. В данный момент еще не закончившейся гражданской войны одним из актуальных вопросов для нас является физическое сохранение трудящихся масс, борьба с гибельными эпидемиями, безжалостно уносящими сотни тысяч и миллионы трудящихся, улучшение общих санитарных условий жизни трудящихся, а также охрана здоровья нашей надежды – детей, будущих граждан социалистической республики.

Эта задача может быть осуществлена при условии привлечения самих трудящихся к делу охраны своего собственного здоровья по принципу «Здоровье трудящихся есть дело рук самих трудящихся».

С наших сегодняшних позиций этот принцип, наверное, смахивает на черный юмор.

Только за первую половину 1926 года в Луганске было 4890 случаев остро заразных заболеваний, притом, что население города составляло 400900 человек.

Вот что пишет в своих воспоминаниях известный в свое время луганский врач Н.Н.Агищев, начинавший еще до революции в нашей земской больнице (ныне 4-я горбольница в Каменном Броде): «В старом дореволюционном Донбассе водоснабжение не было налажено. Колодцы в деревнях зачастую служили источником повальных эпидемий. Вот почему наряду с лечебной работой мы уделяли особенно много внимания санитарно-противоэпидемическому обслуживанию населения. Надо сказать, что население не только деревни, но и города не верило в наши добрые намерения. За фактами далеко ходить не надо. Известно, что натуральная оспа буквально косила детей, а делать им прививки родители не разрешали. Стоило нам появиться в деревне, как всех детей убирали а подполье, уводили на сеновал, куда угодно, только бы подальше от нас. Прививку оспы отсталые, невежественные люди называли, «крестом антихриста».

И врачам приходилось преодолевать все эти трудности. Чтобы развеять сомнения людей, они даже шли на то, что при большом скоплении народа делали прививки самим себе.

Далее Агищев вспоминает: «В 1905 году, когда я приехал в Луганск, о трубочке для интубации при дифтеритическом сужении гортани (дифтеритический круп) врачи знали понаслышке. Мне первому довелось пользоваться ею и учить этому других врачей. Трудно сосчитать, сколько детских жизней мы таким образом спасли. Сейчас эта трубочка отслужила свой век и мирно покоится на полке».

В 1929 году в Луганске разразилась эпидемия брюшного тифа и дизентерии. На заседании Президиума Луганского горсовета 28 августа 1929 года было решено:

«Объявить город несчастливым по эпидемии брюшного тифа и дизентерии.
 Упорядочить санитарное состояние базаров.

Ликвидировать общежитие китайцев на рынке как рассадник заразы по соседству с рынком.

Организовать два прививотряда.

Начать прививки по цехам заводов, бросив туда всех врачей. Ввести трудовую повинность для медперсонала. Прекратить отпуска медперсонала на период эпидемии. Обязать вузы не допускать слушателей к занятиям без прививок».

Проводилась исследовательская работа, изучались эпидемические очаги. Было выяснено, что эпидемия распространилась в Луганске путем заноса сезонными рабочими и другими прибывавшими в город людьми. Тогда к нам ехало много народу на Луганбуд и другие стройки из Алчевска, Дебальцева, с Уманщины, Одесчины, Черкасчины. А здесь сезонники болели еще и дизентерией из-за скученности, плохого водоснабжения, плохого общественного питания. Постоянно проводились обследования приезжих. Каждый врач при выявлении больного посылал в больницу так называемую карточку экстренно-эпидемического извещения, и больного немедленно госпитализировали!

Госпитализация больных кишечными инфекциями, паразитарными тифами, эпидемическим цереброспинальным менингитом проводилась в 100% случаев, больных дифтерией – 98 %, скарлатиной – в 85%, корью – в 25 %

В 1931 г. смертность от брюшного тифа составляла 4%, от дифтерии – 2 %, от скарлатины – 3%. Самым грозным был цереброспинальный менингит, который давал смертность 40%.

В ходе борьбы с эпидемиями в 1931 году в Луганске были составлены планы по борьбе с кишечными инфекциями, по оспопрививанию, иммунизации против брюшного тифа, скарлатины, дифтерии. Была организована вакцинно-при-вивочная база, которая руководила всей прививочной работой по Луганску и сельскому сектору. Организован был пункт по исследованию на бациллоношение.

Поскольку большую роль в распространении тифа и других заразных болезней играли насекомые, в частности, вши, блохи и клопы, то с ними велась постоянная борьба. Сейчас слово вши вызывает у нас чувство гадливости, а тогда вшивость была почти обычным явлением, особенно среди солдат.

В 1922 году начальником Луганского гарнизона Косенковым был подписан приказ № 48, в котором говорилось: «На основании телеграмм главкома и постановления особой казарменной комиссии объявляю с 8 февраля неделю по борьбе с вшивостью. Командирам частей гарнизона приказываю: привести в течение недели в должное состояние все помещения, дворы и караульные помещения. Остричь всех людей, пропустить их через баню, продезинфицировать одежду и белье всех военнослужащих. Произвести телесный осмотр всему личному составу части. Врачам части прочитать в течение недели не менее трех лекций на тему «Вши – разносчики болезней». «Паразитный тиф», «Борьба с вшивостью».

Дезинфекционная станция проводила массовые дезинфекции и дезинсекции. Эта работа велась путем выезда дезотряда на поквартирную дезинфекцию во всех квартирах, рабочих бараках, казармах, общежитиях, войсковых частях и т.д. Применялся влажный, газовый и комбинированный методы. Представьте, являются к вам в квартиру люди в белых халатах и начинают обливать из опрыскивателя потолок, стены, полы вонючей жидкостью – карболовой кислотой или хлорной известью. Или окуривают квартиру вместе с мебелью и одеждой горящей серой. И такое нужно было повторять три раза с интервалом в две недели.

К концу 1930-х годов благодаря самоотверженным усилиям луганских врачей эпидемии в городе пошли на спад.

Однако с началом Великой Отечественной войны все силы и средства были брошены на фронт, противоэпидемическая работа ослабела, а во время оккупации города вообще пришла в упадок. Поскольку медицинская помощь стала платной (за посещение поликлиники – 30 рублей), бедные люди прекратили обращаться за ней, и в городе, особенно на окраинах, появились массовые эпидемические заболевания.

Как только в феврале 1943 года город был освобожден, власти начали борьбу с эпидемиями. Было принято несколько постановлений горсовета: «О мерах предупреждения эпидемических заболеваний»; «О проведении поголовного осмотра лошадей и мулов на сап»; «О приведении города в надлежащее санитарное состояние».

Из медработников создавались так называемые эпидотряды, которые вели борьбу с эпидемиями. Заработали бани и прачечные.

По воспоминаниям одного из старых луганских врачей Владимира Семеновича Паранича, работавшего в Луганске с 1946 года, в 4-й городской больнице, где он служил, все отделения занимались инфекционными заболеваниями. Дифтеритным заведовал И.Н. А?щев, сыпнотифозным Ш.М. Ба?так, коревым Е.М. Пинт, диагностическим В.С. Паранич. Вместе с взрослыми в этой больнице лежали и дети, так как детской больницы в городе в то время не было.

В.С. Паранич был инфекционистом, он часто выезжал в районы на эпидемии. Во время эпидемий создавались ЧПК – чрезвычайные противоэпидемические комиссии, которые возглавлялись партийными руководителями области.

Например, в 1947 году в области бушевала эпидемия туляремии. Это было связано с тем, что расплодилось огромное количество мышей, которые разносили болезни. В.С. Паранич придумал мышеловки для ловли большого количества мышей. Это была большая открытая бочка, на краю которой в виде качели прикрепляли легкую доску – одним концом над бочкой, другим – вне бочки. Причем прикрепляли так, чтобы она была в состоянии неустойчивого равновесия. На тот конец, что бочкой, привязывали приманка. Когда мышь приближалась к приманке, она перевешивала край, он спускался, и мышь падала в бочку. А доска принимала исходное положение и ждала следующую мышку.

В1955 году В.С. Паранич был утвержден внештатным главным инфекционистом области. Читал лекции в медицинском техникуме и в педагогическом институте. Был членом общества гигиенистов, эпидемиологов и инфекционистов, которое в первые послевоенные годы начало действовать при областной эпидемстанции. Оно занималось внедрением научных данных по ликвидации инфекционных заболеваний.

Руководил обществом доктор медицинских наук, профессор Георгий Станиславович Ган, известный ученый-эпидемиолог, много сделавший для ликвидации эпидемий в городе.

Нынешнему молодому поколению трудно даже представить, что это было каких-нибудь 50-70 лет назад. Теперь большинство из этих болезней ушли в прошлое, против многих из них уже даже не делают прививок. И побеждены они благодаря самоотверженному многолетнему труду наших врачей.

Ольга Цуприкова

Эпидемии прошлого // Жизнь Луганска,2009. - №49(1013). – С.10



====

БОЛЬШЕ О КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ ЛУГАНСКА ЗДЕСЬ - https://kraeved18.livejournal.com/
Tags: История Луганска, Медицина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments