shusek

Categories:

ну, все знают в жж такую напоминалочку, о чем Вы писали н лет назад? вот напомнило статью аж 2009

и читая ее, нужно всё время держать в уме, когда она была написана. тем не менее читается на одном дыхании. не припомню, чтоб после кто -либо касался этой темы. но могу ошибатся.

С точки зрения победившего пролетариата

Сразу же после Февральской революции — в марте 1917 года — в руки Луганского городского совета рабочих депутатов попал архив разгромленного охранного отделения Славяносербского и Бахмутского уездов. На нескольких телегах архив был перевезен во двор председателя горсовета, где разбор документов начала специально созданная комиссия. Но тогда — в 1917-м — попытки разобраться с архивом жандармского отделения ничем не увенчались. Грянули новые беспорядки, Октябрьская революция и гражданская война. В общем, некоторое время было не до архива. Смуту он пережидал на чердаке одного луганского рабочего. Вспомнили о документах только в 1925 году.

Такой устойчивый интерес к деятельности охранного отделения не был случайным, ведь, по сути, речь шла о работе мощнейшего правоохранительного ведомства царской России — института жандармерии. Вчерашних революционеров-подпольщиков, пришедших к власти, интересовали методы работы этой структуры (новой власти нужно было создавать свой аналогичный орган}, люди, которые в ней служили и которые с ней «сотрудничали», работая в их среде и подпитывая жандармерию сведениями о деятельности революционеров. Их анкетные данные в документах были зашифрованы, но членам луганской комиссии удалось раздобыть ключ к шифру и некоторые имена они смогли установить. Прошло еще несколько лет, и советская власть взглянула на документы как на источник информации об эсерах и меньшевиках, некогда выступавших союзниками в борьбе с самодержавием, а ныне ставших «врагами народа», Неудивительно, что во второй половине 20-х — в начале 30-х годов в Луганске прошел целый ряд судебных процессов над бывшими «провокаторами», или над людьми, считавшимися таковыми. К архивным материалам то и дело обращаются вплоть до хрущевской «оттепели»: внутренний враг должен быть под постоянным контролем. Уже в 80-90-е годы, после очередного изучения архивных материалов, начался обратный процесс — их реабилитации. И снова обратились все к тем же документам Луганского жандармского отделения.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded