?

Log in

No account? Create an account
Записки из Якирова Посада
Век назад, а будто ныне (часть II) 
26th-Jul-2009 02:59 pm

Во взаимоотношениях с поставщиками комиссия была предельно выдержана и тактична. Вот подтверждение тому: «… Прошение поставщика извести Г.А. Таккера. Ввиду исключительных условий урожая настоящего года, нет никакой возможности достать возчиков для подвозки с печей к станции известь, ни за какую цену…Такое положение продлится месяц, так как крестьянам предстоит еще собрать свой хлеб, а также просеять и заборонить свою озимь…Известь 30 вагонов имеется… прошу отсрочку на 1 ноябрь с.г… поставщик… сентябрь 1893 гВ ответ последовало: «…Комиссия рассмотрела просьбу…признала основательность доводов… дать отсрочку на 2 месяца…»

Впрочем, среди решений были и такие: «…комиссия не признала возможным уменьшить купцу Розенбергу поставку досок… просьбу отклонить, о чем уведомить контрагента (поставщика) Август 1893 г

Поиск наивыгоднейших цен на строительные материалы шел также через объявления, вывешиваемые в Луганске, окрестностях, волостях и по линии Донецкой железной дороги. Обращались и непосредственно в городские и губернские органы власти, Те реагировали, например, вот так: «…Городская управа честь имеет уведомить..., что существуют солидные фирмы Давида Вась, Пчелкина, Ципы Абрамовны Левензонъ, Фейтеля Давидовича Палия, Хаима Израилевича Розенберга, Мины Семеновича Копылова... и других...»

Безусловно, заинтересованных поставщиков приглашали на переговоры. А параллельно заключались договоры на поставку строительных материалов, передовой технологии, оборудования с такими предприятиями, как Металлический, Путиловский заводы Санкт-Петербурга, Южно-Днепровский, Пастухова в Ростове-на-Дону, Мильполь Рау и Левенштейн в Варшаве и другими. В документах говорилось «...войти в окончательное соглашение с таким из них, которые заявят наивыгоднейшие цены, и заключить условия»

Устанавливались контакты и с деловыми структурами общества. В частности, предписывалось: «…заготовку листового и кровельного железа… произвести через непосредственное сношение с Нижегородскими конторами заводов Демидова и Яковлева». В архивах находим справку, датированную 7 июля 1894 г.: «… об уплате Санкт-Петербургскому первой гильдии купцу Роману Абрамовичу Кольбе за паровую машину в 420 сил по контракту».

В сотрудничестве с комиссией были заинтересованы многие слои общества. Причина – уверенность в ее правомочности и порядочности. А потому предложения шли одно за другим. От заводчика Нобеля – насосы, аккумуляторы, трубы, плавильные печи. Паровые котлы и всякого рода железные конструкции обязался поставлять завод мостостроительный и металлургический завод В. Фицнера и Тампера из Санкт-Петербурга.

Словно люди вдруг разбогатели, и товаров прибавилось

Как видим, дел было много, и перечислить их все невозможно. Уже в июле 1893 года, согласно предписанию Главного артиллерийского управления, было начато сооружение гильзового корпуса, двух заводских труб, снаряжательной и укупорочной мастерских, а также двух пороховых погребов (вместимостью 5 тысяч пудов каждый) с караулкой для сторожей. Учитывая специфику предприятия, почти каждая вновь возводимая постройка созидалась под строгим контролем и в соответствии с необходимыми требованиями.

Администрация патронного завода с семьями

Город зажил совершенно новой жизнью, будто забилось в нем другое сердце, Даже ярмарки стали более оживленными, многолюднее, шумнее, словно люди вдруг разбогатели, и товаров прибавилось. А почему и нет! Ведь добрая половина из одного миллиона рублей (один из архивных документов подтверждает: на строительство 36 объектов патронного завода в 1893-1894 гг. было израсходовано 1243578 рублей 53 копейки), что был вложен казною России, осела именно здесь, в Луганске, вдохнув в него новые жизненные силы. (Вот что значит державные инвестиции, которых в современной жизни депрессивные территории Луганской области, похоже не дождутся никогда).

«Требуется снять план участка земли…»

Уездный Луганск возрождался, получив импульс в трудовом ритме. Но далеко не все и далеко не всегда на строительстве завода складывалось безоблачно. Чаще всего в распланированный ход событий вмешивался пресловутый «земельный вопрос». В поисках справедливости (ну чем не нынешний 2005-й год ?!) доходили до судебных разборок.

Поводом одного из таких препирательств между городскими властями Луганска и комиссией завода стало территориальное устройство нового предприятия, что и обозначилось в значительном количестве документов, охватывающих период с 1893 по 1898 годы.

Можно предположить, что все началось с обращения полковника Алферова (члена строительной комиссии) в Луганскую Городскую управу: «Требуется снять план участка земли, необходимый для разрешения устройства в Луганске патронного завода, и войти в окончательное соглашение с Луганскою городскою думою и Луганским сельским обществом относительно безвозмездной уступки в собственность Военного ведомства».

Управа ответила положительно, сообщив, что принято решение «о безвозмездной уступке в собственность Военному ведомству 20 десятин общественной земли…»

Однако в черту будущего завода частично входили канал, торговая площадь, базарная улица, частные постройки. Как указывалось в документе Городской управы, «это могло повлиять на изменения генерального плана г. Луганска (а где, он, нынешний? – прим. авт. )… и далее управа не считает себя вправе допустить возведение проектированного хозяйственно-строительной комиссией заводского забора, входящего в улицу от Базарной площади к Гусиновке до совершенного почти прекращения проезда по этой улице… ибо проезд должен составлять 160 сажень… » (Эту бы историческую принципиальность да современным чиновникам! Особенно в тот момент, когда они выдают разрешения на переоборудование первых этажей жилых квартир, застройку санитарных зон населенных кварталов, установку других стационарных и временных объектов, тем самым изменяя привычный внешний вид памятников архитектуры или «воруя» тротуарное пространство у пешеходов).

После промера данного участка в присутствии городского головы, члена управы Г. Стрижеченко и городского архитектора претензии разрешились. Проезд в указанные 160 саженей имелся в натуре и документально было зафиксировано, что «нарушений нет».

Не обоснованными оказались и ряд других препирательств. С закрытием чугунолитейного завода местные власти использовали территорию в своих корыстных интересах (вам, уважаемые читатели, это ничего не напоминает?). С началом стро­ительства нового завода ситуация резко изменилась. Патронному передавалась вся территория предприятия.

Луганский городской судья, рассмотрев жалобу, поданную в октябре 1894 г. управой в лице уполномоченного городского головы Владимира Вербовского на хозяйственно-строительную комиссию по нарушению ею владений города, обстоятельно изложил суть дела: «Горное ведомство… отдав земли патронному заводу, оставило за собой две запасные площади – Южную и Западную. Площади эти... не были ограждены заборами, и до передачи это шло... пространство... по которым обыватели ходили и ездили... а после строительная комиссия... заняла под свои сооружения... и огородила их...» И вынес вердикт: «...нельзя признать за г. Луганском этих владений... признать дело не подсудным...»

Окончательно притязания завершились только в 1898 г. по предложению нового председателя управы В.Н.Родакова.

Между тем комиссии приходилось спорить и с частными владельцами земли. Например, домовладелец Ф.П. Сидоров вышел с инициативой: «... участок земли, соседней со строящимся патронным заводом, я за себя и своих совладельцев изъявляю согласие уступить... за вознаграждение в размере 10 тыс. рублей». Цену признали слишком высокой, не соответствующей реальной стоимости, и предложение отклонили.

Комиссия обратилась в Луганское волостное управление с просьбой предоставить план по межеванию земель Екатеринославской губернии, составленный в 1879 г. Т.Шперлингом, на котором нанесены участки владельцев г.Луганска. Оказалось между крепостной стеной и участком Сидорова есть разрыв в 10 саженей, который составлял часть завода и вполне мог служить проезжей частью.

А домовладелец Михайлов прямо заявил, что он включил часть территории канала в свое владение и с разрешения управы поставил заборы по северному берегу (запасная заводская площадь), а за аренду земли он платит в управу...

«Истратив щедро отпущенные нам два миллиона рублей...»

В напряженном труде миновало два лета и две зимы. Приближапось 6 мая 1895 года – высокоторжественный день тезоименитства Его императорского величества Николая Александровича, сменившего в 1894 году на троне своего отца Александра III, по повелению которого и состоялось устройство завода. В предписании Главного артиллерийского управления указывалось: именно в день рождения государя императора и «совершить официальное открытие завода... сопровождаемое торжественностью в присутствии высокопоставленных гостей...» (Интересно, избавимся ли мы когда-нибудь от привычки приурочивать открытие новых объектов к той или иной дате?)

Торжество проходило по разработанной программе: «6 мая после литургии отслужить торжественное молебствие на заводе с водосвятием... окропить все здание... а) обед для гостей б) обед рабочим г) обед на заводе для всех д) выдача рабочим цветных рубах... блуз... платков... наем музыки... Расходы: всего до 3000 рублей».

1912. Администрация и служащие патронного завода

К.Е.Кабалевский сам обдумывал и составлял план торжеств по случаю открытия своего детища. К слову, высочайшим указом вслед за пожалованным чином генерал-майора Клавдия Егоровича назначили и начальником новоустроенного завода.

А ранним субботним утром 6 мая впервые после восьмилетнего молчания над городом раскатился властный басистый гудок. И к заводу, как прежде, потянулся рабочий люд: из рабочих бараков по улице Английской, из приземистых хат вокруг, из-за Луганки – из Каменного Брода, малой Вергунки и других близлежащих селений. Через проходную втягивались на заводскую территорию и расходились по многочисленным мастерским: гильзовой, пульной, насыпной, снаряжательной, укупорочной. Все знали, что в этот день предстоит праздничный обед с вином для мастеровых.

1910 г. Освящение места под строительство Троицкой церкви. Сейчас на этом месте располагается школа № 16

Клавдий Егорович Кабалевский выглядел настоящим именинником. Генеральская форма сидела на нем строго, ладно; ботинки, носки которых отражали все лампы люстры, в меру поскрипывали; лампасы не бросались в глаза своей яркостью. Ничто на генерале не претило утонченному вкусу, ничто не выходило за рамки высокой аристократичности. В произнесенной речи Клавдий Егорович раскрывал всю значимость построенного предприятия: «Истратив щедро отпущенные нам два миллиона рублей из государственной казны, мы построили на месте старика литейного по существу новый завод, установили на нем более четырехсот новейших станков, котлов, паровых двигателей и динамо-машин, закупленных в Англии, Франции, Германии, а также произведенных на многих заводах нашего Отечества. Нахожу нужным сказать, что матушка Русь еще никогда в своей истории не имела промышленного предприятия столь совершенной технологической оснащенности, впервые в России работающего на электрической тяге».

В этот день на улицах и в городском саду играли гармоники, раздавались веселые крики и раскатистый смех: трудовой люд праздновал второе рождение своего столетнего кормильца. Новорожденного десятками телеграмм приветствовали многие известные люди того времени. Примечательно, что среди них была и супруга основателя нынешнего Алчевского металлургического комбината (который, к слову, в эти дни после начала эксплуатации отделения непрерывного литья заготовок словно тоже начал свою вторую, основанную на современнейших технологиях, жизнь). Поздравляя всех сотрудников с открытием патронного завода, Христина Алчевская желала предприятию: «...да послужит он залогом мира и спокойствия на бесконечное время... »

Александра НЕМУДРОВА, старший научный сотрудник областного

краеведческого музея.

Ирина ЕФАНОВА

Век назад, а будто ныне // Наша газета. – 2005. - №123.
This page was loaded Nov 14th 2018, 5:40 pm GMT.