?

Log in

No account? Create an account
Записки из Якирова Посада
 
Можно долго спорить - какой он, город Луганск - Ворошиловград?
Историки, увлеченные монархизмом, расскажут прежде всего о Луганске - уездном городе. Обязательно вспомнят о старинных открытках 1913 года с видами города. Выпущены они были к 300 -летию династии Романовых. И, забывая о заводах города и пролетариате, эти историки расскажут о дореволюционном Луганске , упомянут о землевладельцах уезда, о купцах - филантропах, о купцах второй гильдии: Васневе, Ковшове, Вендеровичах ... Ведь построенные ими дома, пусть в измененном виде, дожили до наших дней. И непременно добавят, что в здании нынешней водолечебницы по ул. Даля, 7, располагался штаб Добровольческой армии (начало 1919 года) ...
Другие скажут: да бросьте эту белогвардейщину! Луганск - город пролетарской славы, труженик и воин. Луганск - дважды орденоносный, сразу в годы Гражданской войны выбрал большевизм. И во время Гражданской войны (1918) уже успел побывать столицей Донецко - Криворожской республики; правительство ее как раз и размещалось в помещении нынешней водолечебницы. И это факт.
Другие скажут: пролетарское прошлое - в прошлом, теперь это - военный город. И тоже будут правы. А четвертые скажут, что это город поэтов, писателей и художников. Сегодня попытаемся взглянуть на Луганск глазами не нашего современника, а поэта -песенника, Михаила Матусовского (наш земляк, он родился в Луганске в 1915 году). Поможет нам в этом его книга - автобиография, изданная в 1983 году под названием "Семейный альбом".



Дом Хржановского. старинная открытка (1913)

Первая любовь

С чего бы начать нашу заочную прогулку - экскурсию по литературному Луганску? Если дело касается поэта -песенника Матусовского, то логично было бы начать ее от памятника поэту, у здания Луганской академии культуры и искусств (которая, собственно, и носит его имя). Но мы начнем, пожалуй, со самой старой части нашего города, с Каменного Брода.
Есть в Камброде участок Цупова - жилой массив, своеобразный «пятиугольник», если смотреть на карту. От горбольницы № 7 его отделяет линия железной дороги. На востоке он ограничен улицей Рабочей, на западе очерчен улицей Цупова. Входит «клином» в Камброд, смыкаясь с ул. Карла Либкнехта. Имя героя гражданской войны Петра Цупова он носил не всегда, а с 1935 г.
В конце XIX века назывался Булацелевским участком и занимал территорию от железной дороги и далее до казенного ботанического сада. Назван так был в честь своих первых владельцев –дворян Булацелей.
Рядом с рекой Луганью и Ботаническим садом один из Булацелей, архитектор, построил на своей земле двухэтажный особняк, похожий на средневековый замок. А немец Густав Гартман, тогдашний владелец паровозостроительного завода, приобрел у Ф. Булацеля часть земли и построил несколько одно- и двухэтажных домов для своих специалистов.
Дом самого Ф. Булацеля в 1909 г. был выкуплен директором паровозостроительного завода К. Хржановским, который жил в нем до 1919 г. В народе по привычке дом этот часто называют "домом Гартмана". Сейчас особняк обнесен стеной и доступен лишь внешнему осмотру.
Ботанический сад, располагавшийся рядом с особняком Булацеля, был передан городу в 1887 г. после закрытия луганского литейного завода. Уже в рекламно - информационном справочнике «Весь Луганск в кармане» за 1912 год указывалось: «Это огромный сад с богатейшей растительностью, но совершенно запущен, никем не посещается, медленно погибает».
Вероятно, во времена, когда Матусовский был юношей, - а это примерно начало 1930 - х годов, - парк и Булацелевский участок выглядели примерно так, как описано выше, и представляли собой живописный, но заброшенный уголок города.
Чем еще примечателен для истории Луганска участок Цупова? В этом старинном районе жила первая любовь поэта – тоненькая девочка со светлыми косами. «Адя жила с родителями на Булацелевском участке, там у ее отца в полуподвале была сапожная мастерская. Прямо к мастерской примыкала жилая комната, в которой ютилась вся семья», - вспоминал позже Матусовский в автобиографической книге «Семейный альбом».
"Девочки наши не были избалованы ни нарядами из Дома моделей, ни ювелирными побрякушками, ни изящной обувью. Им и во сне не могли приснится красные французские сапожки выше колен или итальянские лаковые туфли с золотыми пряжками. И Адя вполне довольствовалась спортивными тапочками на лосевой подошве, в которых она все равно выглядела лучше всех своих подруг".
Как и у многих людей, у Михаила первая любовь была с грустным финалом: первое - и оно же последнее - свидание. Как раз на Булацелевском участке оно и завершилось, когда Миша прочитал Аде свои стихи. Она сочтала кавалера слишком уж романтичным. Не практичным. И вскоре, не закончив семи классов, Адя вышла замуж за директора овощной базы и бросила школу.
По иронии судьбы свадебные фотографии для новоиспеченных супругов делал отец поэта, Лев Матусовский. Михаил же вспоминал, что эта свадебная фотография живо напомнила ему известную картину "Неравный брак": солидный муж, и рядом Адя, в подвенечном платье и флердоранже ( искусственные цветы на голове невесты, белого цвета, как цветы апельсинового дерева) кажется совсем девочкой.
Однажды, перед отъездом в Москву, двадцатилетний Миша встретил Адю в магазине, но эта случайная встреча произвела на обоих тягостное впечатление, а вскоре их жизненные пути разошлись, уже навсегда.

Школа в Полтавском переулке
В положенное время Михаил пошел в школу. Учился он в школе № 13, которая находилась в Полтавском переулке, в Камброде.
От Булацелевского переулка, где жила Адя, до Полтавского переулка - рукой подать, надо лишь немного пройтись по улице Карла Либкнехта. А во времена молодости поэта ее называли "бывшая Садовая". Одноэтажные каменные дома, фруктовые сады, огороды, которые спускаются к реке Луганке. Рядом расположен городской сад (сейчас Парк 1 мая).
«Наискосок от школы, как раз на углу Полтавского переулка, в бывшем доме Стефановича помещался краеведческий музей. А перед входом в него была установлена каменная скифская баба, каких немало можно встретить в Донбассе на степных перепутьях. Вполне возможно, что она видела воинов князя Игоря, дышала дымом их костров, так как путь их пролегал неподалеку от наших мест. Огромная тупоголовая глыба стояла, покосившись и сложив под грудью на выступающем вперед пузе обрубки тяжелых рук.
За семь лет пребывания в школе мы привыкли к ней и обращались с нею запросто. Мальчишек мало тревожил тот факт, что старухе исполнилась не одна сотня лет, что она знавала времена, о которых молчит краткая школьная история. У подножия ее мы играли в мяч, в перышки, в классы, иногда включая и ее в свою игру. От квадратной спины хорошо отскакивали мячи».
В процитированном отрывке говорится о бывшем доме Стефановича. Кем он был? Это первый директор Луганского ликеро-водочного завода Николай Иванович Стефанович (1899). Свой дом он построил в начале 20 века в модном тогда стиле модерн. Николай Иванович был необычным человеком. Он занимался общественной деятельностью; был лично знаком с Дмитрием Ивановичем Менделеевым; был избран в городскую думу, ходатайствовал об открытии первого в Луганске музея и собирал для будущего эскпонаты. В 1914 году его мечта была почти реализована, но Первая мировая война разрушила эти планы.
Музей все же был создан, уже после революции. Открылся он в январе 1920 года, и по иронии судьбы располагался в национализированном доме Стефановичей. В 1942 году здание музея попало под бомбежку, и было разрушено. Однако вернемся в 1920 - е, к рассказу о школьных годах поэта Матусовского.
По признанию самого Михаила Львовича, его любимым предметом в школе была ... геодезия. Школьная программа той эпохи сильно отличалась от нынешней, - да и сами школы носили название "трудовые", - потому неудивительно, что школьники с учителем, взяв спокойно треножник и нивелир, рейки и вешки, шли в степь, благо начиналась она чуть ли не за поворотом.
Стихи Михаил начал писать рано. И публиковаться тоже. Первое стихотворение поэта было напечатано в газете "Луганская правда", когда автору едва исполнилось 12 лет! А первым доброжелательным критиком Мишиных стихов стала его учительница русского языка и литературы Мария Семеновна Тодорова. Матусовский позже вспоминал, что «круглолицая, да и вся какая-то кругленькая, легкая, она вкатывалась в класс, как колобок. Портфель у Марии Семеновны тоже был крепкий, черной кожи, набитый нашими диктантами».
Именно ей поэт позднее посвятит песню «Школьный вальс». К тому времени оба пережили войну. Матусовский - фронтовой корреспондент, а Мария Тодорова - подпольщица в Одессе.
Об истории написания "Школьного вальса" Матусовский вспоминал так: «Когда композитор Исаак Дунаевский предложил мне написать песню о школе, первой, о ком я вспомнил, была Мария Семеновна». Начальный музыкальный вариант песни, наигранный Исааком Осиповичем, пришелся не по душе поэту.
Матусовский: «И тогда Дунаевский установил на пюпитре вместо нот пустую коробку от папирос «Казбек», на обратной стороне которых карандашом и наспех была нанесена только одна нотная строка. Это была мелодия будущего «Школьного вальса».
Через несколько лет Михаил Львович вновь встретился с любимой учительницей и со своими одноклассниками. Случилось это в 1975 г. в Ворошиловграде.
«Снова я шел привычной дорогой в школу мимо железнодорожного переезда, где давным-давно бабы торговали баранками с маком. Ах, это возвращение в родной город, где мы давно не бывали, это смутное узнавание ворот, крылечек, углов, перекрестков. Это опасная игра, когда одной ставни на окне достаточно, чтобы потянулась целая вереница воспоминаний о несостоявшейся любви, о детских чувствах, тем не менее серьезных и значительны.
Я так торопился, что пришел с женой в школу за полчаса до назначенной встречи и был испуган воскресной тишиной в школьном здании, предназначеном для того, чтобы в нем всегда шумели».
После долгожданной встречи поэт написал стихотворение:
Опять я был на родине в Донбассе,
Где дни всегда в работе коротки,
Где ночью у строителей на трассе
Мигают путевые огоньки.
Опять его привычки и законы,
Как в детстве были властны надо мной.
И царственно дымились терриконы
И в доме пахло горечью степной.
Опять мои скитанья и прогулки
Сопровождал невнятный гомон дня,
Опять я был в Полтавском переулке,
Где липы помнят маленьким меня…

начало - https://shusek.livejournal.com/71848.html

Семья: "я сын фотографа"



публикации в местной прессе об отце поэта. 2008

Если от Полтавского переулка подняться выше, к центральным улицам, пересечь железную дорогу и пройти через сквер Революции у филармонии, то окажешься на улице Ленина, бывшая Петербургская. Она тоже важна в нашем повествовании, потому что именно здесь жил Матусовский с родителями.
В 1920 - х годах на улице Ленина располагались Торговые помещения ЕРМК (Единый рабочий многолавочный кооператив) и Укрвинтреста, парикмахерские, часовая и шляпная мастерские, кинотеатр "Свет и знание".
В 1930-е годы на улице Ленина жил родной брат знаменитого советского писателя Бориса Горбатова – Владимир, здесь же его арестовали (Он был репрессирован, об этом можно прочесть в книге "Татьянин день". Ее автор - советская киноактриса Окуневская). Но это будет позже, а пока:
"Не знаю, гуляют ли в нашем городе по субботам и воскресеньям так, как это бывало в дни юности? Как будто по какому -то негласному уговору, гуляние происходило на сравнительно ограниченном плацдарме - от городского сквера до булочной на углу Пушкинской и Ленинской и обратно. Гуляющие двигались плотно, тесно, двумя потоками навстречу друг другу ... Барышни теснились отдельно, делая вид, что им все на свете безразлично, и одуряюще пахли духами "Белая ночь", рисовой пудрой, кремом для сухой кожи и палеными волосами - холодный способ завивки был еще не известен и приходилось пользоваться раскаленными щипцами. Были здесь свои признанные красавицы, из - за которых возникали междуусобные войны и которые, если б у нас вдруг привилась мода на конкурсы красоты, с полным правом могли бы претендовать на звание мисс Каменный Брод или мисс Канавная улица".
Итак, Михаил жил в самом "сердце города: "Я сын фотографа, имеющего собственное ателье на главной Петроградской улице". Отцом поэта был Лев Моисеевич Матусовский. Он родился в 1883 году в г. Богучар Воронежской губернии. В 1912 году в возрасте 29 лет переехал в Луганск. Стал учеником известного луганского фотографа Семена Уманского, и в том же 1912 году открыл свое ателье.
Работа тогдашнего фотографа была сродни работе живописца: каждый хотел, чтоб его запечатлели навечно молодым, красивым, нарядным, в торжественной позе. Люди фотографировались нечасто, только по торжественным поводам: окончание гимназии (школы), день рождения, свадьба ... Конечно, фотоснимки были либо черно - белыми либо коричневатыми - их называли сепия, и наклеивали на лучшей сохранности на картонки: паспарту.
В музеях города Луганска хранится много старинных фотографий. На многих фотографиях работы Льва Матусовского запечатлены гимназисты и гимназистки: Анатолий Колесников, Елена Могильникова… Откуда нам известны их имена? Иногда на обороте паспарту писали имена заказчиков или дарственные надписи. Часто фамилии изображенных людей сообщали родственники или потомки, передавая фото в дар музею. К сожалению, с большинства фотографий на нас смотрят неизвестные люди.
Студия находилась в том же доме, где семья Матусовских снимала жилье. По документам Гос архива ЛНР, которые нашла и опубликовала исследовательница Анна Драй, это был дом по ул. Петербергской, 41 (дом М.Я. Рейна). В стихотворении "Моя родословная" поэт Михаил Матусовский вспоминает об этом так:
" Был дом обложен с двух сторон
стеной искусственных колон,
В нем жил богач, старик Палант, -
к нему ходили на поклон.
Стяжятель, ворон, скипидом,
чужою смертию и трудом
Он нажил крупный капитал
и наконец отстроил дом.
Он окружил его крыльцом
и замостил вокруг торцом
И прямо к солнцу повернул
тупым и каменным лицом.
Часть дома нашей сдал семье
И в этом варварском жилье
он разрешил открыть отцу
для фотоснимков ателье".
( на мой скромный взляд стихотворение это несколько перекликается с "Былью - небылицей" Маршака:
— Итак, опять же про него,
Про господина Хитрово.
Он был первейшим богачом
И дочери в наследство
Оставил свой московский дом,
Имения и средства.
— Да неужель жила она
До революции одна
В семиэтажном доме —
В авторемонтной мастерской,
И в парикмахерской мужской,
И даже в «Гастрономе»?
— Нет, наша барыня жила
Не здесь, а за границей.
Она полвека провела
В Париже или в Ницце,
А свой семиэтажный дом
Сдавать изволила внаем.
Этаж сенатор занимал,
Этаж — путейский генерал,
Два этажа — княгиня.
Еще повыше — мировой,
Полковник с матушкой-вдовой,
А у него над головой —
Фотограф в мезонине.)
Интересно, что в стихотворении Матусовского - ни слова о Михаиле Рейне. Этому может быть несколько объяснений. Во - первых, "Палант" подходил по рифме, "Рейн" - нет, а стихосложение - это искусство, не хроники города. Во - вторых, в Луганске в то время действительно жил некий Палант, и он был богат и держал магазины: торговал обувью. Так что, может быть, фотоателье Маутсовского вначале действительно располагалось в доме Паланта. В - третьих, может быть, новые исследования внесут ясность в этот вопрос. А пока от предположений вернемся к фактам.
В 1918 году дом Михаила Рейна был национализирован. Самому владельцу разрешили остаться, он занимал 1 комнату. Семья Матусовских в 1920 - е годы жила в том же бывшем доме Рейна и занимала 2 комнаты общей площадью 78, 8 кв.м. Мать Михаила, Эсфирь Михайловна, была домохозяйкой. Хорошо готовила, была женщиной по-житейски мудрой. Матусовский очень любил родителей, написал много стихотворений, им посвященных. Старший брат Михаила – Матвей (Моисей) впоследствии стал инженером.



экспозиция, посвященная поэту, в городском музее Луганска. Фото Николая Сидорова (из соц сетей, 2015)


Луганские каникулы поэтов

Позади школьные годы. Вначале Михаил мечтает поступить в строительный техникум, но когда ему это удается, оказывается что... «учится в техникуме скучно. Некоторое разнообразие вносит только пожарная команда, расположенная тут же, во дворе».
Примерно в то же время Миша начал посещать юношеское объединение при писательской организации «Забой», которое посещали и его друзья – поэты: Юрий Черкасский, Микола Упеник, Лев Галкин...
В возрасте 20 лет Михаил принимает важное решение: ехать в Москву учиться. "Одна из особенностей нашего города состояла в том, что железнодорожная колея, соединяющая его с югом, с донецскими степями и казачьими станицами, проходила прямо через центральные улицы.
Я любил минуты, когда шлагбаумы на переезде опускались и через город, как внезапный обвал, проносился вечерний поезд, громыхая железом, переходных площадок,открывая на какие -то секунды внутренний мир купе с проводниками, несущими чай, с пассажирами, собирающимися ко сну, с баулами и корзинами, покачивающимися на багажных полках. Деревья, дома и крыши домов, палисадники и столбы - все это становилось наискосок, город был готов сорватся с места, увлеченный этим движением. Поезда проходили, а город еще долго не мог успокоится, войти в нормальную колею, приступить к будничным делам и обязанностям".
Трудно удержаться от искушения и не сравнить этот отрывок с эпизодом из х.ф. "Безымянная звезда". 1930 - е. В провинциальном румынском городке есть ж.д. станция, каждый вечер мимо нее проносится столичный экспресс, и ученицы местной гимназии тайком от всех бегают на вокзал, чтобы хоть одним глазком взглянуть на роскошную запретную жизнь. Они мечтают уехать из провинции в столицу.
И если для луганской школьницы Ади ее мечта - стать знаменитой артисткой, танцевать в Большом, - так и осталась недостижимой, то Михаил достиг того, о чем, наверное, мечтал.
С 1935 по 1939 г.г. Матусовский - студент Литературного института им. Горького. В столице у Матусовского появляются новые друзья, прежде всего, К. Симонов.
В 1937 году они посетили Луганск. Местные мальчишки приняли хорошо одетых поэтов за иностранцев, и бежали за ними по пятам. А поэты бродили по старым улочкам, любовались акацией и сиренью, цветущей в маленьких двориках. Луганские каникулы поэтов завершились выходом поэтического сборника "Луганчане" (увидел свет в 1939 году в издательстве "Советcкий писатель"). Авторы описали события гражданской войны в Донбассе. Многие стихотворения посвящены К. Ворошилову, А. Пархоменко.
И хотя некоторые литературоведы считают этот сборник стихов лишь пробой пера молодых поэтов, и не слишком удачной ( в самом деле, трудно узнать стиль будущего автора стихотворения "Жди меня" и будущего автора песни "Подмосковные вечера" в строках:
Я думаю часто, что сбудуться наши надежды, И буде коммуна, И прыйдэ счастливое врэмья, мечта Карла Маркса, як пышет в газэти Шапиро. Тогда прыготовлю обид вам в московской гостынице "Якор".
Бульон ля франце и бефстроганов з мелкой картошкой. Вы даже названий таких никогда не слыхали: Салат "Оливье", карбонэ и цыплята - риззото. А кто з малолетства не любит французскую кухню, тому приготовлю котлеты та борщ украинский ... За армией едут снабженцы и кашевары. Они не стреляют, Они не идут в наступленье. Готовят второе, старательно чистят картошку. Но смелые руки, короткая речь фронтовая, граната на поясе - все выдает в них солдата"), тем не менее это не только слепок города времен Гражданской.
Это и своеобразный путеводитель по старому, дореволюционному Луганску: "Луганск разделялся на много частей и поселков. Центральная часть - Петроградская, угол Вокзальной - считалась богатой. Здесь был магазин Локтюшова, Купеческий клуб и уездный военный начальник, Пожарная часть и газета "Уездные вести", Судья, полицмейстер и доктор по женским болезням. А дальше был край, называемый Каменным Бродом. Страна глухарей и кривых глинобитных землянок..."
Впрочем в приведенном тексте смешаны описания, по крайней мере, двух улиц – Петербургской и соседней – Казанской (ныне ул. Карла Маркса). Именно там располагалась Городская дума (сейчас – Музей истории и культуры г. Луганска), во дворе которой была пожарная часть.
Успев побывать в родном Луганске и тапером в кинотеатре, и строителем на заводе, поэт поехал покорять Москву. Впереди его ждала большая, такая "короткая долгая жизнь": учёба, настоящая любовь, война, песни, признание, успех, и всё то другое, из чего состоит человеческое бытие.

вместо послесловия. Краткая биография:
Матусовский Михаил Львович. Родился 10 (по новому стилю 23) июля 1915 г. в Луганске. Участник Великой Отечественной войны. Награжден орденом Красной Звезды, орденом Трудового Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1 степени, медалями. На фронте вступил в КПСС.
В 1977 г. М. Матусовскому присуждена Госпремия СССР за стихи, положенные в основу песен: «Березовый сок», «Мне вспомнились снова», «Песня о гудке», «Шахтерская песня», «Такая короткая долгая жизнь», «В сердце у меня». В годы жизни поэта были выпущены сборники его стихов: «Моя родословная», «Фронт», «Слушая Москву», «Не забывай», «Все, что мне дорого», «Подмосковные вечера», «Тень человека». Посмертное издание его стихов называлось «Горечь». Михаил Матусовский гордился званием «поэт-песенник». Многие стихи и песни он посвятил родному Луганску: "В музее Даля в Луганске", "Вернулся я на Родину", "Белой акации гроздья душистые", другие. М. Матусовский — автор д/ф «Рабиндранат Тагор». Скончался 16 июля 1990 г. Похоронен в Москве.
В 2007 году в Луганске появился памятник поэту. Установлен возле Луганской государственной академии культуры и искусств, которая носит имя известного поэта, в тихой части Красной площади. Авторы памятника: Чумак Е.Ф., Женеску В.В.
Еще ранее вдова Михаила Львовича, Евгения Акимовна Матусовская передала в дар городу архив, библиотеку и личные вещи поэта. В Музее истории города Луганска действует экспозиция, посвященная поэту - песеннику.

текст подготовлен автором блога. по материалам открытых источников.
19th-Jul-2019 05:48 pm(no subject)
Дом Стефановича в стиле модерн

Та часть Луганска, в которой расположен Полтавский переулок, стала застраиваться в 1840-1850-е годы: Садовая (ныне – К.Либкнехта), Вокзальная (сейчас – ул. Кирова), Натальевский и Созенский переулки были «соседями» нашего Полтавского.
Архитектурно этот район города окончательно оформился к 80-90 годам XIX века. Люди строили здесь свои усадьбы, потому что их привлекала близость к реке Лугань, что решало многие бытовые проблемы. Здесь было много деревьев, в том числе фруктовых, а также городской сад (позже его назовут Садом 1 Мая).
Первый директор Луганского ликеро-водочного завода Н.И. Стефанович свой дом в модном тогда стиле модерн построил именно в Полтавском переулке. Николай Иванович был необычным человеком. Он занимался общественной деятельностью, был избран в городскую думу, ходатайствовал об открытии первого в Луганске музея. Николай Стефанович был лично знаком с Дмитрием Ивановичем Менделеевым.
В 1913 году по 6 видам водки и настоек Казенный склад №6 (так тогда назывался Луганский ликеро-водочный завод) получил Похвальный лист Санкт-Петербургской международной выставки. Большая заслуга в этом принадлежала Стефановичу.
Первый директор уделял внимание дисциплине на предприятии. Николай Стефанович ввел такую систему премирования: если рабочий в течение месяца ни разу не был замечен в нетрезвом виде, то получал поощрение в размере 3 рубля 50 копеек (мужчины) и 2 рубля 50 копеек (женщины). Что по тем временем были очень солидные суммы.
Будучи сам блестяще образованным человеком, он стремился к тому, чтобы и заводчане овладели грамотой. На заводе была открыта вечерняя школа, в которой директор и его жена преподавали грамоту. Начала работать библиотека, фонды которой формировались за личные деньги Стефановича.
Вместе со своим братом Никитой Стефанович создал кружок любителей драматического искусства, музыки и пения. Этот кружок могли посещать взрослые и дети разных сословий. В 1905 году Николаю Стефановичу присвоено звание Почетного гражданина города Луганска. В 1913 году его избирают в состав городской думы, где он заведовал железнодорожным транспортом и освещением города.

Но самой главной мечтой директора завода было создание в городе музея (напомним, что тогда в Луганске не было ни одного). Всю свою жизнь вместе с женой Софией Ильиничной он собирал картины, фарфор, предметы быта, а также экспонаты археологических раскопок. В 1914 году его мечта была почти реализована – ему дали разрешение на открытие музея. Но Первая мировая война разрушила эти планы, а в 1917 году его дом был национализирован.
Музей все ж был создан. Открылся он в январе 1920 года как раз в бывшем доме Стефановичей. Сначала назывался Музеем живописной культуры. Его первым директором стала София Ильинична Стефанович. В 1922 году этот музей был объединен с Природно-географическим. В 1925 году музей получает статус Социального музея Донбасса; с 1938 года это – Ворошиловградский краеведческий музей.
В предвоенные годы музей имел значительную коллекцию живописи, скульптуры, предметов декоративно-прикладного искусства, интересное собрание археологических и нумизматических материалов. Были даже экспонаты из Древнего Египта!
Драматические страницы в историю Ворошиловградского краеведческого музея вписала Великая Отечественная война. Из-за стремительного немецкого наступления экспонаты музея не успели эвакуировать. Часть коллекции спрятал тогдашний директор Локтюшов. Но многое было украдено… После освобождения города Красной Армией Локтюшов был арестован, посажен в тюрьму, где скоропостижно скончался. А здание музея – дом Стефановичей – в 1942 году попало под бомбежку и было разрушено.




фото взято из соц сетей. автор - Н. Сидоров. 2015. Экспозиция в городском музее, посвященная Матусовскому.


Школа поэта Матусовского

Луганчане гордятся тем, что именно в нашем городе родился автор слов к песне «Подмосковные вечера» Михаил Матусовский. А ведь поэт написал тексты к более чем 200 песням! И многие их них стали поистине народными.
В далекие 20-е годы семья Матусовских на лето перебиралась ближе к реке. Жили они в доме Сапрыкиных, который стоял в Полтавском переулке. А совсем скоро маленький Миша пошел в школу. Это была 13-я трудовая, и находилась она … тоже переулке Полтавском. В этой школе впоследствии будут учиться люди, прославившие страну: летчик Александр Молодчий, скульптор Иван Чумак, спортсмен Сергей Бубка.
Исчезнувший уже Луганск и луганчане-одноклассники оживают на страницах книги Матусовского «Семейный альбом»:
«Наискосок от школы, как раз на углу Полтавского переулка, в бывшем доме Стефановича помещался краеведческий музей. А перед входом в него была установлена каменная скифская баба, каких немало можно встретить в Донбассе на степных перепутьях. Вполне возможно, что она видела воинов князя Игоря, дышала дымом их костров, так как путь их пролегал неподалеку от наших мест. Огромная тупоголовая глыба стояла, покосившись и сложив под грудью на выступающем вперед пузе обрубки тяжелых рук.
За семь лет пребывания в школе мы привыкли к ней и обращались с нею запросто. Мальчишек мало тревожил тот факт, что старухе исполнилась не одна сотня лет, что она знавала времена, о которых молчит краткая школьная история. У подножия ее мы играли в мяч, в перышки, в классы, иногда включая и ее в свою игру. От квадратной спины хорошо отскакивали мячи».
Здание родной школы поэта сохранилось до наших дней. Он посетил свою школу в 1975 году, где встретился с любимой учительницей Марией Тодоровой и одноклассниками…
Опять я был на родине в Донбассе,
Где дни всегда в работе коротки,
Где ночью у строителей на трассе
Мигают путевые огоньки.
Опять его привычки и законы,
Как в детстве были властны надо мной.
И царственно дымились терриконы
И в доме пахло горечью степной.
Опять мои скитанья и прогулки
Сопровождал невнятный гомон дня,
Опять я был в Полтавском переулке,
Где липы помнят маленьким меня…

===

опубликовано в газете "Жовтневка" в 2012.
14 июня 1917 увидел свет первый номер газеты "Луганская правда" (тогда называлась "Донецкий пролетарий").
Её первым редактором был Клим Ворошилов.
Это - старейшая в городе газета просуществовала до 2013 -го, насколько я помню.
( к сожалению, в настоящее время не выходит, а подробнее про начальный период существования газеты здесь - https://shusek.livejournal.com/2836.html).
This page was loaded Jul 22nd 2019, 7:04 pm GMT.